Шел пятнадцатый день голосования

Так и сказал:

Президент России Владимир Путин на встрече с новым составом Общественной палаты заявил, что «принудиловка», накрутка явки и сбои при учете голосов недопустимы, а важнейшей задачей должны стать достоверные и легитимные результаты голосования.

«Обеспечительные меры» по голосованию для пристального внимания медногорцев прикреплены намертво скотчем чуть не к каждому фонарному столбу.

«Обеспечительные меры» по голосованию для пристального внимания медногорцев прикреплены намертво скотчем чуть не к каждому фонарному столбу.

Это не оговорка. Голосование по не прочитанным (а лишь прослушанным по телевизору в исполнении известных актеров и других «общественников») большинством избирателей поправкам к Конституции в разных регионах, начиная с Крайнего севера, началось гораздо раньше 25 июня.

И под каждым им пеньком был готов уж избирком.

И под каждым им пеньком был готов уж избирком.

Голосование с колес.

Голосование с колес.

УИК в багажнике (Владивосток).

УИК в багажнике (Владивосток).

Одним словом, карусель.

Одним словом, карусель.

«А вдоль дороги — мертвые с косами стоят».

«А вдоль дороги — мертвые с косами стоят».

Голосование в Пензе

До второй волны коронавируса оставалось рукой подать

Нанятые агитаторы в лице волонтеров и членов УИК муниципалитетов порой вызывали жалость, когда им приходилось организовывать процесс голосования в самых неподходящих для основополагающего правового документа государственной важности местах.

Их «белые одежды», спецхалаты и каски от коронавируса, как и сами их обладатели, и вовсе вызывали когнитивный диссонанс на фоне близко стоящих друг от друга избирателей без масок и окружающего антуража.

Как голосование за поправки в первый же день превратилось в фарс и примитивный сбор голосов.

А некоторые оголтелые члены УИК Медногорска порой нуждались в одергивании, когда по три раза на день пытались достучаться до четы больных пенсионеров весьма почтенного возраста несмотря на то, что те никаких заявок не оставляли.

Или, идя по улице частного сектора своим «табором» чуть ли не требовали от встречающихся на их пути жителей идти голосовать, а не то грозились позвонить начальству.

На предприятиях города явка на рабочих местах (там же и урны стояли) была обеспечена (всем понятно, каким образом) на 100%. Об этом писали в соцсетях работники ПО «Стрела», анонимно высказывались работники ООО ММСК.

Пункт МФЦ голосования по-домашнему, без затей.

Пункт МФЦ голосования по-домашнему, без затей.

В общем, все «уполномоченные» хотели, как лучше, а получилось, как всегда. С перегибами, с принудиловкой, шантажом, игнорированием указания президента о недопустимости всего этого.

А масса выложенных роликов с инструкциями мэров, руководителей учреждений и организаций по неукоснительному выполнению плана голосования «за» в процентах?

В общем, радоваться есть чему всем региональным и муниципальным ТИКам и главе ЦИК Э. Памфиловой. Все цифры по явке перевыполнены и уложатся в прогнозируемые Кремлем и ВЦИОМ прогнозы.

Но почему у многих здравомыслящих людей это затянувшееся голосование вызывает не просто оторопь, а жгучий стыд и возмущение за такое отношение к электорату, Конституции, ее гаранту? Неужели наш президент представлял именно такой «потешной» (на пеньках, у колодцев, в чистом поле, в багажнике автомобиля, на детской площадке, на лавочке у дома, в автобусе) свою поддержку?

В это верится с трудом. Он как раз и призывал провести все это мероприятие пристойно, без накруток и «принудиловок». Тогда почему никто не одернул сверху местных организаторов этих «карнавально-вакханальные» методов агитации и голосования?

Почему надо было под каждым кустом и пеньком, на каждом столбе вещать высоким стилем о «святом» — основном законе страны? И как можно ждать уважения к власти в мире и среди собственного населения после такого жалкого зрелища?

Или принятые поправки нужны были для того, чтобы «зацементировать» намертво такие понятия, как свободное волеизъявление, открытость, гласность, уважение к избирателям?

Но это опасное заблуждение властей, ибо такое, как в эти дни, «легитимное» голосование явно не станет цементирующей скрепой вертикали власти и надежной опорой проводимой ею политики. Скорее, наоборот.

Антон КОЛОМЕЕЦ

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *