На передовой коронапандемии

Пожалуй, впервые за свою уже немолодую жизнь пришлось усомниться в народной мудрости: все, что нас не убивает, делает нас сильнее. Конечно, тверже духом после лечения в ковидном отделении Кувандыкской больницы я, как и многие пациенты, точно стала. Да и как было иначе там, на передовой борьбы за наши жизни такого дружного профессионального коллектива врачей, медсестер, санитарок?

Доктор Рамиль Кужахметов

Доктор с большим опытом работы в терапии Рамиль Кужахметов. Его индивидуальный подход в лечении к каждому пациенту помог избежать негативных последствий для их здоровья.

Пять врачей: А. И. Гаврилова (заведующая отделением), О. М. Шахматова, Р. И. Кужахметов, А. А. Усанов, Н. В. Ефимова во время своего дежурства дважды, а то и больше делали обход больных, скрупулезно отслеживали их состояние и вовремя вносили коррективы по ходу лечения, лично показывали, как правильно делать дыхательную гимнастику, есть, лежать, дышать и улыбаться.

Маленькое приемное отделени в Кувандыке

Спасительный рубеж — маленькое приемное отделение. Переступив его, каждый больной верит, что здесь его спасут. И все так и случается в большинстве случаев.

С первых минут поступления в это отделение чуть ли не овощем (высокая температура и сильные головные боли) с 30% поражения легких встретивший меня спокойным взглядом врач Р. И. Кужахметов будто сделал установку: не дрейфь, все будет хорошо. Спасем. Не ты первая. И не успела я зайти в палату со своим «тревожным» чемоданчиком, как тут же начались «реанимационные» действия с капельницами, измерением сатурации и других манипуляций.

Процедурная и постовая медсестры Анна Ефимова и Ольга Скибина

Процедурная и постовая медсестры Анна Ефимова и Ольга Скибина. Они с «закрытыми» глазами могут находить даже самые невидимые вены и не оставлять следов уколов.

Опытная медсестра, работавшая до этого в реанимационном отделении хирургии Анна Ефимова, легко, метко бережно вводила в мои вены иголки. И надо сказать, что за все 10 дней лечения антибиотиками и гормональными препаратами внутривенно (4 укола в день и еще три внутримышечно) ни одна из медсестер не промахнулась. В соседних палатах нуждающиеся пациенты были подключены к кислородным аппаратам.

А НЛА — то существуют!

И даже моя стрессовая бессонница, когда время в 2 часа ночи просто останавливается от слова «совсем» до 6 утра, не смогла убить во мне уверенность в том, что эти люди в белых спецодеждах, НЛА (неопознанные летающие ангелы) обязательно спасут меня и других медногорцев, кувандычан.

Санитарка Галина Губернатор и медсестра Фания Исмагилова

Санитарка Галина Губернатор и медсестра Фания Исмагилова вселяют в пациентов уверенность и домашний дух. Их подбадривающие улыбки действуют не хуже лекарств.

Их неожиданное и частое появление в палате в своих белых скафандрах и «забралах» (будь то врач или медсестра, санитарка с кипятком или с моющими средствами, свежеприготовленной горячей едой) было непривычно и вызывало порой чувство неловкости из-за столь повышенного внимания к своей персоне. Как оказалось, не только к моей.

Инфекционное отделение для пациентов с вирусом Ковид в Кувандыке

Невзрачное снаружи, инфекционное отделение для пациентов с вирусом Ковид, внутри оказалось очень уютным, светлым, теплым.

Эти смелые женщины и мужчины, в большинстве переболевшие вирусной пневмонией в 2020 году, умеющие сострадать и понимать состояние пациентов, напуганных новой коварной болезнью, просто излучали сострадание, понимание, успокоение. А медногорцы, не избалованные таким вниманием в своих стационарах, в свою очередь, удивляли персонал своей бесконечной благодарностью.

Кислородные аппараты для пациентов с вирусом Ковид в Кувандыке

Эти кислородные аппараты для многих стали настоящим спасением вкупе с золотыми руками докторов и медсестер отделения.

И все это бы продолжалось и дальше так героически и отзывчиво с обеих сторон, если не закрытие этого отделения с 24 февраля. И которое вновь будет функционировать в статусе инфекционного отделения.

Капельницы и кварцевое оборудование для пациентов с вирусом Ковид в Кувандыке

Батарея капельниц и кварцевое оборудование стоят на боевом дежурстве в коридоре отделения.

А санитарки будут снова переведены в уборщицы на «минималку» и врачи на 25 тыс. рублей. И это реальные суммы, о которых так стыдливо замалчивают в минздраве области и бодро рапортуют о некоей мифической средней зарплате, сложив в кучу доходы самого минздрава и главных врачей.

Самая горячая пора была у коллектива с осени прошлого года, когда работало два «ковидных» отделения (в Черемушках — восстановительное и в больничном городке — интенсивной терапии, всего на 40-50 мест).

Медикам приходилось по четыре-пять часа задерживаться на работе, практически чуть не сутками. Наплыв больных был огромным. За время дежурства по 12 часов у медсотрудников есть лишь час личного времени на «поесть» и передохнуть. Они все время находятся в некоем «броуновском» движении для пациентов.

Есть, конечно, и плюсы. Та самая «ковидная» зарплата, которая в два раза с небольшим выше «доковидной» в их отделениях. Но эти деньги никак не компенсируют им уже потерянного здоровья и грядущих последствий от такого аврального режима.

И что теперь будут делать пациенты, которых в силу неточного обследования не повезут в Новотроицк? Кто им будет ставить внутривенно уколы дома, если в Медногорске уже больше года нет такой практики?

Выходит, спасение утопающих с высокой температурой и при быстром развитии пневмонии — дело рук самих «умирающих»? И почему минздрав области слишком оптимистично оценивает ситуацию с пандемией и рапортует о резком снижении заболевших? И где гарантия, что не будет и третьей волны? Кто даст ответы на эти вопросы?

Ирина РАМАЗАНОВА

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *