На «Первом канале» упомянули Медногорск в телепрограмме Петра Толстого и Александра Гордона «Политика»

В ходе этой передачи, которая вышла в эфир в минувшую среду, были подняты вопросы, которые в последние дни активно обсуждают в обществе. Предлагаем один из фрагментов в ходе которого был упомянут город Медногорск

Александр Гордон:

… У меня тысяча вопросов, но я честно делегирую их моим коллегам-журналистам…

Гамов:

— Если честно, я на то, что здесь сейчас происходит… (А это моя любимая программа, я думаю, что Толстой очень сильно прибавил.) Но я сейчас смотрю на все, что здесь происходит, глазами провинциала. Потому что я был неделю в отпуске и проехался по провинции. Это Оренбургская область. Это Новотроицк, Оренбург, Орск, Медногорск Перед этим проехал по провинциальной Туле.

У меня такое ощущение, что вот эти ребята, как их назвать – натовцами, кудринцами… (Обращается к либералам, находящимся в студии.)

Реплика:

— Пораженцы.

Гамов:

— …Вы настолько оторваны от жизни. Я не знаю, давно ли Володя Рыжков был на своем Алтае.

Владимир Рыжков, политик:

— Три дня назад. Деревня Шилово Калманский район.

Гамов:

— Такое ощущение, что вы либо не там были, либо не в той деревне. Там люди живут совершенно другим.

Рыжков:

— Сейчас расскажу, как они живут.

Гамов:

— Они бы ни за что не простили вам это ваше какое-то… Я не назову это предательством, но какое-то пораженчество. Вопрос такой: почему вы оторвались от жизни?

Рыжков:

— Все, кроме вас.

Гамов:

— В том числе и Майкл. (Бом. — американский журналист.- Ред.) Почему бы вам вместе с Кудриным не поехать по России и не посмотреть, чем она действительно дышит? (аплодисменты)

Рыжков:

— Зря он это спросил.

Гамов:

— И вопрос к этой стороне. (обращается к оппонентам либералов) Не надо перед ними оправдываться! Владимир Вольфович, я видел, как ваши ребята там вкалывают в Оренбуржье. Пацаны ваши, орлята. Чего вы перед ними оправдываетесь?

Петр Толстой:

— Суть вопроса я с вашего позволения переадресую господину Рыжкову. В большинстве городов и весей нашей необъятной Родины для людей жареная картошка с салом важнее блока НАТО. Более актуальный вопрос. Вы-то как на эту тему можете высказаться? (аплодисменты)

Рыжков:

— Вот он (кивает на Гамова. — Ред) неудачно меня спросил. Потому что уж кто по деревням ездит, не вылезая, так это ваш покорный слуга. Только что Калманский, Топчихинский, Рубцовский, Локтевский, Третьяковский, Курьинский районы Алтайского края. Село Шилово Калманского района – упала водокачка, на двух улицах деревни нет воды.

Толстой:

— Как это связано с блоком НАТО?

Рыжков:

— Сейчас объясню. В детском саду в прихожей провалился пол, падает потолок, в окнах щели в палец, ребятишки 16 человек зимой замерзают. И так по всему краю. Дорога 20 километров разбита в хлам, как будто немцы бомбили.

Как это связано? Объясняю. За четыре последних года оборонные расходы выросли в России в два раза. Реальные расходы на образование за четыре года – минус 36 % в консолидированном бюджете страны. На образование – минус 50 %.

По всей стране идет оптимизация. Сокращают врачей, учителей, закрывают школы, больницы и так далее.

Теперь – как это связано. Связано прямо. При падении цен на нефть, при сокращении экономики, при сокращении доходов бюджета на 40 % к прошлому году денег не хватает. Мы должны определиться, сколько мы потратим на деревню Шилово и сколько мы потратим на оборону… Саммит НАТО в июле – это будет бла-бла-бла ни о чем. Не надо пугать людей. Давайте поспорим на бутылку алтайской водки.

Жириновский, лидер ЛДПР:

— И что?

Рыжков:

— Ничего. Будет бла-бла-бла, что Россия – угроза, что надо повышать. На самом деле это бумажный тигр. Мой ответ простой. Разумная оборонная достаточность. У нас паритет с американцами по ядерному оружию, у нас по стратегическим вооружениям. У нас преимущество по ядерному тактическому оружию. У нас происходит перевооружение. Мы уже довели до того…

Толстой:

— То, что перевооружение, хорошо?

Рыжков:

— Хорошо. Но разумная норма. Федеральный бюджет 2016 года, не знаю, голосовал ли Жириновский, чиновники плюс силовики плюс нацэкономика – 40 % бюджета. Образование, здравоохранение, наука, спорт – 7,5 %. Это абсурд! Мы скоро под крики «НАТО наступает!» людей оставим без штанов.

Жириновский:

— У кого штанов нет, вы говорите? Давайте мне адреса!

Рыжков:

— Поэтому я делаю простое предложение…

Реплика:

— Сдаться!

Рыжков:

— Да что сдаться? Полторы тысячи ядерных боеголовок. Ну сдайтесь. Кому сдаться? Это вот они предлагают сдаться. Они предлагают оставить народ без штанов, без еды, без зарплаты. Ответ – 3,5 % ВВП на оборону, все остальное – на образование, здравоохранение, науку и так далее.

Жириновский:

— Вот таких, как вы, в 41-м называли паникерами и ставили к стенке.

Рыжков:

— Вот таких, как я, в деревне Шилово встречали на ура и говорили: Рыжков, ты правильно все делаешь, мы за тебя проголосуем. А за вот этих певцов войны никто не будет голосовать.

Жириновский:

— Вот это вам и нужно, чтобы голосовали за вас. Им на страну наплевать.

Рыжков:

— Вам кажется, что только вы выражаете мнение народа. А вы поезжайте в деревню Шилово и объясните им, почему нет денег на… Почему упала водокачка… Вы доведете страну до нищеты и голода, если вам дать волю.

Жириновский:

— Это к премьер-министру, это он все сделал. К нему. К покойному Черномырдину.

Толстой:

— Возможно, в деревне Шилово за вас проголосуют. Но до сих пор голосовали за Жириновского.

Рыжков:

— Кто сказал?

Толстой:

— Поэтому мы даем ему слово. Когда вас изберут, тогда у вас будет возможность опереться на мнение жителей деревни Шилово.

Сергей Михеев, политолог:

— Давайте правды ради скажем, что крестьяне и все остальные остались без штанов как раз в результате политики снижения глобальной напряженности. В 90-х годах, в результате реформ, которые проходили под лозунгом тотального снижения глобальной напряженности и сдачи всех позиций. Вы говорите: давайте договоримся с НАТО ради благополучия. Так договаривались уже один раз, уже один раз все сдали. Уже снизили напряженность до минимального уровня. Под эти самые песни мы не получили никакого развития.

Под эти разговоры, что врагов больше нет, что НАТО и США больше не враги, а друзья, что на самом деле надо отдать все, что они просят, под этим разговоры не было никакого ни развития, ни роста, ни инвестиций, вообще ничего. А с точки зрения экономики вообще изменений никаких не произошло. Вот какая была политика в 90-е с точки зрения экономики, такая она точно и сейчас. И в этом одна из основных проблем.

Рыжков:

— Так и скажите: Путин – плохой. Он 16 лет у власти.

Михеев:

— Проблема в том, что сейчас возвращаются к песням 90-х. (Явный намек на слова Алексея Кудрина, который заявил на заседании президиума экономического совета: чтобы встроиться в международные технологические цепочки и сохранять свои позиции по отношению к Западу, пусть и «на вторых ролях», «нужно снизить геополитическую напряжённость» — Ред.)… И говорить о том, что надо снизить напряженность, бессмысленно. Надо вырабатывать другой, более эффективный компромисс и в политике, и в обороне, и в экономике. Вот тогда будет смысл.

Было бы неплохо договориться с НАТО, но это практически невозможно, потому что НАТО разговаривает с позиции силы.

К вопросу о друзьях. Вы сказали, что мы плодим противников. Противников у нас на самом дел нет. Все наши противники – это блок НАТО. Поэтому возвращение к лозунгам 90-х, что надо сдать все и на этих условиях договариваться, заведется точно в такой же тупик. А экономика была такой, какой вы ее сделали в 90-е…

Медногорск в телепрограмме Петра Толстого и Александр Гордона «Политика» упомянули на 25 минуте!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *