В ПОИСКАХ ВЧЕРАШНЕГО ДНЯ

Оренбургская областная прокуратура озабочена низким уровнем доверия к себе со стороны предпринимателей

Доверчивый предприниматель – это, если хотите, такой оксюморон. Двадцатипятилетняя история российского бизнеса сформировала-таки генетические безусловные рефлексы: бойся людей в мундирах, пиджаках и тонированных «девятках». Потому что это для себя ты кормилец своей семьи, а для большинства окружающих тебя персонажей — ты или относительно легкая добыча, или приносительновзяточный аппарат. Так что какая тут доверчивость, а тем более доверие?!

Административные комиссии, больше похожие на партийные собрания, наваливались всем чиновничьим весом на какого-нибудь парикмахера, задолжавшего в бюджет спорные сорок рублей

Власть, конечно, вступала в диалог с предпринимателями, но, Боже мой, что это были за диалоги! Административные комиссии, больше похожие на партийные собрания, наваливались всем чиновничьим весом на какого-нибудь парикмахера, задолжавшего в бюджет спорные сорок рублей, и ясно давали понять, кто здесь кто.

Вот это-то вот гадкое ЗДЕСЬ и толкает отчянно-отчаявшихся предпринимателей ТУДА: на тракторах и автостопом ползут они в Москву, в Кремль, к Главному Начальнику, чтобы обрести утраченное доверие. А вместе с ним – самоуважение, без которого любая сталь становится фольгой. Издалека это броуновское пока еще движение выглядит подозрительным баловством, но по мере приближения к удаляющимся ходокам растет чувство стыда за беспорядок, который и надо бы устранить, да огрехи не пускают.

Сергей БерижицкийГЕНЕРАЛЬНАЯ УБОРКА

Однако новая метла чисто метет, помните? И новый прокурор области Сергей Берижицкий не так давно собрал общественный совет только для того, чтобы раз сорок за полтора часа сказать вслух удивительную фразу: «Прокуратура нуждается в доверии предпринимателей!» Нуждается. Значит, в нас появилась нужда? Значит, мы стали нужны государству? Чего бы вдруг?!

Попытаемся разобраться, но сначала расскажу, что такое этот «общественный совет». На него были приглашены бизнес-омбудсмен Виктор Коршунов, закоптерщики различных общественных организаций, так или иначе представляющих интересы бизнеса, и вызванная (как позже выяснится) на ковер министр оренбургской экономики Наталья Безбородова.

Он посетовал на массовые нарушения административного законодательства, в результате которых предприниматели несут необоснованные убытки и призвал немедленно навести порядок в отношениях навязчиво контролирующих органов и бизнеса

Генерал от прокуратуры сразу обозначил приоритеты. Он посетовал на массовые нарушения административного законодательства, в результате которых предприниматели несут необоснованные убытки и призвал немедленно навести порядок в отношениях навязчиво контролирующих органов и бизнеса. Его слова требовали какой-то немедленной реакции, и на лицах рассевшихся за круглым столом общественников разлилось неподдельное изумление. Оно и понятно. К подобной риторике в стенах надзорного ведомства мало кто еще успел акклиматизироваться.

Спокоен был, пожалуй, только Виктор Коршунов. За минувший год в приемную уполномоченного по защите прав предпринимателей поступило более 400 обращений. И все они, так или иначе, богато иллюстрировали мысль, в сжатом виде изложенную прокурором области. Спокойной была и министр оренбургской экономики: ее девчонки, слава Богу, никого не контролируют, так что стрела прокурорского гнева пока еще пролетела мимо.

Эльвира Насырова начальник отдела по надзору за соблюдением прав предпринимателей прокуратурыОДИН ПРОЦЕНТ

Эльвира Насырова, обаятельный начальник отдела по надзору за соблюдением прав предпринимателей, тезис своего шефа перевела на язык статистики. В прошлом году 2500 нарушений пресечено, 350 должностных лиц привлечены к ответственности, 75 заявлений направлены в суд, возбуждено 2 уголовных дела.

Я обомлел. Получается, что ежедневно какой-нибудь чиновник обязательно нагибает какого-нибудь предпринимателя, а еще шестеро частников страдают от других нарушений

Я обомлел. Получается, что ежедневно какой-нибудь чиновник обязательно нагибает какого-нибудь предпринимателя, а еще шестеро частников страдают от других нарушений. При этом очередь предпринимателей в прокуратуру почему-то не выстраивается. По словам Эльвиры Насыровой, число обращений этой категории граждан в прошлом году составил всего один процент от всех заявителей. Интересно, что будет с этой цифрой в нынешнем?

Наталья Безбородова министр экономического развития, промышленной политики и торговли области169-Я СТАТЬЯ

«У меня сложилось впечатление», — задумчиво вступил в диалог со своей подчиненной Сергей Берижицкий, — «что бизнес не спешит выносить свои проблемы на поверхность из-за того, что не хочет ссориться с муниципальными властями. Поэтому я далек от мысли, что даже эти грустные цифры объективно отражают реальность. Наша главная задача составить такую систему, которая помогла бы изменить эту ситуацию».

«У меня сложилось впечатление», — задумчиво вступил в диалог со своей подчиненной Сергей Берижицкий, — «что бизнес не спешит выносить свои проблемы на поверхность из-за того, что не хочет ссориться с муниципальными властями

Подумав, прокурор области добавил: «Все, что здесь сейчас было озвучено, напрямую относится к проблематике 169-ой статьи Уголовного кодекса о воспрепятствовании осуществлению предпринимательской деятельности. Эта статья появилась в УК по просьбам самих предпринимателей. Кстати, сколько дел возбуждено по ней?»

Таких дел оказалось немного. Два, если быть объективным, как любит Сергей Петрович. Статья новая, полиция, из-за отсутствия опыта, работает с ней неохотно, зато количество возбужденных уголовных дел в отношении самих предпринимателей растет, как крапива под дождем. Виктор Коршунов, пользуясь случаем, напомнил о судьбе Александра Рыбина, которого суд со второй попытки отправил за решетку. В деле этого предпринимателя настолько много странных несуразностей, что им заинтересовались в центральном аппарате бизнес-омбудсмена. «Я за то, чтобы максимально сокращать путь к истине», — отреагировал прокурор. – «Обращайтесь напрямую ко мне. Поверьте, здесь, на месте, мы разберемся быстрее!»

Все, что здесь сейчас было озвучено, напрямую относится к проблематике 169-ой статьи Уголовного кодекса о воспрепятствовании осуществлению предпринимательской деятельности

Тут же выяснилось, что арест представителя бизнеса – явление чрезвычайное, и санкция прокуратуры на подобный шаг выдается только в исключительных случаях. Более того, даже аресты имущества или носителей информации, которые могут парализовать работу предприятия, также находятся в зоне особого контроля. «Мы заявляем всем контролирующим органам. Если предприниматель в итоге ваших действий понес ущерб, то уголовной ответственности вам не избежать!» — тема УК у Сергея Берижицкого вышла на иной виток.

Виктор Коршунов, Уполномоченный по защите прав предпринимателей в Оренбургской областиНАРЕКАНИЯ ПРОКУРОРА

Настала очередь насторожиться и Наталье Безбородовой. В адрес ее министерства посыпались прокурорские ремарки. «Многочисленные нарушения», «бездействие», «препятствия для равного доступа предпринимателей в конкурсном отборе инвестиционных и инновационных проектов»: готовые формулировки для эпитафии на смерть любого бизнеса в наших, скажем прямо, малоактивных в предпринимательском отношении местах. Вместе с МЭРТ нарекания прокурора вызвали и Минстрой, и МЧС, и чиновники на местах, которые то принуждали, то задолжали, то выставляли излишние требования, а то и вовсе раздавали по знакомству все, что не было роздано до них. Министр оренбургской экономики, которой выпала участь отдуваться за все областное правительство, вяло катала закругленные фразы, пытаясь отстоять некую правовую экстерриториальность своих коллег, до которой присутствующим так и не стало никакого дела.

Министр оренбургской экономики, которой выпала участь отдуваться за все областное правительство, вяло катала закругленные фразы

Убив время на министерские округлости, Сергей Берижицкий дал слово уполномоченному по защите прав предпринимателей. Виктор Коршунов тут же выдал на гора три главные проблемы оренбургского бизнес-сообщества. Первая заключалась в вольной интерпретации муниципалитетами норм удаленности точек, торгующих алкогольной продукцией, от социальных объектов. По мнению бизнес-омбудсмена эти нормы трактуются весьма своеобразно и часто используются для лоббирования интересов особо приближенных к муниципалитетам предпринимателей.

Читайте также: Дорога, которой нет: Медногорск – Искра

Вторая проблема связана с обязательной чипизацией шуб, весьма двусмысленном нововведении в существующую практику мехоторговцев. Третья – несовершенство в практике межевания муниципальных территорий, которая часто приводит к неразрешимым конфликтам интересов добросовестных фригольдеров.

Сергей Берижицкий прокурор Оренбургской области

Областной прокурор согласился, что легальный бизнес не должен страдать из-за разночтений и нововведений, но отметил, что в случае с торговлей спиртным, нужно защищать интересы не только предпринимателей, но и всего общества, которое в последнее время чрезмерно алкоголизировано. Тему было решено вынести на обсуждение широкого круга заинтересованных лиц, дабы максимально полно учесть все интересы.

«Как говорят китайцы», — подытожил собрание прокурор области, — «самое лучшее время для посадки дерева – двадцать лет назад»

«Как говорят китайцы», — подытожил собрание прокурор области, — «самое лучшее время для посадки дерева – двадцать лет назад». И правильно ведь вспомнил. Потому что доверие предпринимателей – это капризное и ранимое растение, которое требует длительного ухаживания и пестования. Будем считать, что семя брошено. Приживется ли оно в нашей жесткой ордынской почве или его вновь заменят пластмассовым искусственным фикусом? Лет через двадцать будет понятно. Пока ясно одно.

Государству выгоднее сажать деревья, чем предпринимателей. И это стоит учитывать всем.

Андрей САБЛИН,
предприниматель

Сохранить

Сохранить

Сохранить

Сохранить

Сохранить

Сохранить

Сохранить

Сохранить

Сохранить

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *