Обращение к президенту оренбуржца попавшего в снежный плен под Медногорском

Больше двух суток на трассе Оренбург — Орск из-за снежных заносов застряи десятки автомобилей.

 

Оренбуржец  Павел Гусев записал видеообращение к президенту страны, губернатору и начальнику регионального МЧС по поводу деятельности регионального МЧС, УМВД и властей во время снежных заносов 2-4 января на трассе Оренбург — Орск.

Вот несколько цитат из этого обращения:

«Нас находилось человек 30 в своих машинах. Грелись, кто как могли. Потом объединялись, садились в другие машины – те, у кого закончился бензин – грелись там.

Были беременные женщины, маленькие дети, пожилые люди. Я видел двух бабушек. Одна перенесла инсульт, другая – обморожение, по-моему, сильной тяжести.

Некоторые люди, чтобы согреться, жгли  в машине свои вещи, обивку салона».

«Мы звонили, куда могли. Нам отвечали: «Ждите, техника вышла из Кувандыка, Медногорска, Оренбурга, Орска, Беляевки, Гая» – отовсюду.

Но в итоге к нам по сути так никто и не доехал.

Были и такие операторы МЧС, когда мы звонили и просили о помощи, они нам отвечали: «Надо было сидеть дома и нечего лазить, где не надо». Вот и всё.

Конечно, попадались и такие операторы, которые нас успокаивали, говорили: «Держитесь, техника идет, мы пробиваемся к вам». Но больше они нам ничего не обещали: «Ждите, ждите, ждите…»

«Когда мы встали на этом участке трассы, наверное, через час-два пришла снегоуборочная машина. Мы все обрадовались, что нас всех вытащат, растолкают, и мы поедем дальше, или нас развернут до ближайшего поселка.

Мы помогли вытолкать из сугробов пару машин, чтобы этот снегоуборщик  мог расчистить дорогу оставшимся  и спасти нас. Но в итоге ничего этого не произошло. Машина проехала вдоль всей колонны, развернулась и ушла обратно в сторону Орска.

Мы так и остались сидеть, хотя еще был шанс спасти нас, потому что всё это только начиналось.

Потом спустя еще какое-то время приехал старый трактор Кировец. Он попытался  нам помочь, нас развернули в сторону Оренбурга, в сторону поселка Кидрясово. Мы отъехали от места первой стоянки буквально километра два и всё. Трактор тоже ушел и больше не вернулся, а мы там и остались умирать.

Нам говорили: «К вам едут». В итоге к нам приехали в 12 часов уже 3 января опять старый Кировец, старый КамАз-вахтовка и несколько человек спасателей. Это были водители, сотрудники полиции, ДПС и МЧС. Их было не больше шести человек, которые помогали нам выходить из своих машин».

«Мы бы и не поехали, если бы была иноформация МЧС о такой погоде. Но в это время 2 января никому эсэмэсок  никаких не приходило о том, что на дороге плохая трасса.

Я выехал из Оренбурга, дорога была отличная, доехал до Краснощеково, там стоял пост ДПС. Но нас никто не остановил, не развернул обратно или хотя бы сказал, что нельзя ехать дальше, оставайтесь тут, переждите. Мы смело поехали дальше в сторону Орска. Там и встряли.

Обращаюсь к вам, Владимир Владимирович. Прошу разобраться со всем этим. Окажите помощь тем пострадавшим, которые получили тяжелые обморожения. Окажите им все необходимые медицинские услуги.

И разберитесь с нашей службой МЧС.  Где техника, где специализированная техника? Что, в России нет техники, которая с легкостью может пробить снежный занос и вытащить людей? Про машины никто речи не вел. Машина – это железка, она никому не нужна была в тот момент. Мы спасали свои жизни и детей. А нас просто по сути бросили на сутки умирать там. А если бы они из-за погоды не пробились еще через сутки? Что, все бы умерли? Все 80 человек там?»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *